Уровень рисков на российском рынке по сравнению с прошлым годом увеличился на порядок

09.07.2015 11:49:04

Непростая экономическая ситуация в РФ и не всегда достоверные официальные данные заставляют аналитические структуры искать новые ресурсы для оценки текущего положения и перспектив развития. В качестве альтернативы в нашей компании придуманы и реализованы два новых индикатора, показывающие и инвестиционные ожидания крупных, преимущественно промышленных инвесторов, и риски, сопровождающие эти процессы. По сути, добавив в эту «матрицу SWOT» (Strengts (сила), Weaknesses (слабость), Opportunities (возможности), Тhreats (угрозы)) сильные и слабые стороны любой компании, пользователь (инвестор) получает уникальный инструмент для оценки конкретной ситуации, которую может применить на практике для понимания перспектив проекта любой компании.

1. Известно, что один из ключевых показателей развития экономики – это инвестиции в реальное производство и строительно-логистическую отрасль. Не обладая доступом к первичным данным, мы выделили новый, легко отслеживаемый ресурс – заявленные в ведущих деловых изданиях крупные промышленные, строительные, логистические проекты. Проверить его и произвести расчет может любой желающий, что уменьшает возможность какого-либо манипулирования и подтасовки. В целом этот фактор можно назвать «деловой климат глазами инвесторов».

Согласно нашим подсчетам, которые производились с января 2014 года, первые пять месяцев 2014 года не показывают заметной нестабильности – т.е. инвесторы продолжали анонсировать новые проекты, несмотря на события на Украине (в определенном смысле – по инерции). Однако с приходом лета число запускаемых в работу и предполагаемых к реализации проектов устремилось к нулю. Затем было три небольших «всплеска» – в июле (возможная разморозка ожиданий пресечена санкционным режимом), сентябре 2014 года (начальная фаза девальвации, которая вероятно и «убила» деловую активность на несколько месяцев) и в феврале 2015 года (окончание девальвационных ожиданий, возвращение инвесторов из валюты в рубль). Однако подъемы были непродолжительными, практически не достигавшими среднего докризисного уровня.

Единичные анонсы новых проектов отмечены весной 2015 года, новый действительно заметный всплеск – в июне. Но без подтверждения этого сигнала в июле-августе строить предположения о начале восстановления пока преждевременно. Тем не менее статистика июня настраивает на умеренно-оптимистичные ожидания. Здесь следует отметить, что относительно крупные проекты заявляются окологосударственными структурами; частный бизнес ограничивается недорогими, быстро окупаемыми проектами.

И это отлично характеризует зачатки роста на фоне существенного уровня неопределенности, воцарившейся на рынке, грозящей при негативном развитии ситуации, высушить и выхолостить питательную почву промышленности до состояния пустынных песков депрессивной стагнации.

2. Другой фактор, который мы выделяем на основе собственной информации – это количество явно проблемных потенциальных контрагентов, отсеиваемых в ходе проверок на основе критериев «должной осмотрительности».

Как показывают наши исследования, входящий контроль (проверки контрагентов) в докризисное время отсекал 2-5% ненадежных фирм (в среднем – 3%), и на этом уровне он держался примерно до сентября 2014 года.

С осени 2014 года данный индикатор показывает стабильный, устойчивый и почти безостановочный рост. В сентябре-октябре уровень потенциально проблемных контрагентов вырос в три-четыре раза, до 10-13%, но в декабре снизился до почти докризисных 5-7% (последняя цифра, возможно, объясняется снижением деловой активности с приближением Нового года и активным периодом девальвации).

В 2015 году риски взаимодействия с контрпартнерами на российском рынке увеличились до ранее считавшихся невероятными высот. По итогам 1 квартала 2015 года мы отметили вновь 12%-ый риск, т.е. четырехкратный рост показателя. Причем каждый следующий месяц уровень высокорискованных контрагентов имел тенденцию к росту: в марте 2015 года он составил 15%, в апреле уже более 25% контрагентов признанных явно проблемными. Методика и критерии не менялись, т.е. рост отрицательных заключений обеспечен именно негативной информацией о потенциальных контрпартнерах.

Согласно актуальным данным мая 2015 года данный показатель, вопреки нашим ожиданиям, не стал снижаться. Наоборот – достиг 30%-ой отметки. Т.е. уровень рисков на российском рынке по сравнению с годом ранее (состоянием российской экономики, только входящей в новый кризисный цикл) увеличился на порядок!

Данная цифра хорошо стыкуется с открытой информацией по банкротящимся российским фирмам. Так, по данным Центра макроэкономического анализа (ЦМАКП) начавшийся в середине 2013 года устойчивый рост числа банкротств юридических лиц ускорился, и к концу первого квартала 2015 года число банкротств достигло уровня кризисного периода 2009 года. Объектом анализа ЦМАКП выступали юр. лица, в отношении которых с 2007 года по сегодняшний день официально запущена процедура банкротства через СМИ, внесена соответствующая запись в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве.

Основное влияние на оба показателя (высокорискованные контрагенты и число банкротств юридических лиц), скорее всего, оказали падение рентабельности, увеличение издержек, ухудшение условий банковского кредитования и усиление административного давления на бизнес со стороны регулирующих органов (массовые блокировки счетов, изменение законодательства и прочее).

Таким образом, инвестиционные ожидания на российском рынке, имевшие тенденцию к снижению в 2013 году, рухнули, как только инвесторы в полной мере осознали долговременные последствия украинского кризиса и режима западных санкций. С ухудшением делового климата резко, на порядок, выросли риски взаимодействия с деловыми партнерами, а уровень банкротств достиг отметки, характерной для кризиса 2009 года.

По официальным данным, в мониторинге текущей ситуации в экономике Минэкономразвития подтвердило углубление кризиса в России. Как сообщается, в апреле 2015 года валовой внутренний продукт страны сократился в годовом исчислении на 4,2% против 2,7% в марте. По мнению экс-министра финансов Алексея Кудрина, острая фаза кризиса придется на второй квартал 2015 года.

Статистика Росстата за май 2015 года, касающаяся состояния внутреннего спроса демонстрирует противоречивые тенденции: на фоне нарастающего падения капитальных вложений несколько замедлился спад частного потребления. Инвестиции в мае (год к году) сократились на 7,6% (по сравнению с 4,8% в апреле) преимущественно из-за снижения предложения внутренних инвестиционных товаров. При этом оборот розничной торговли сократился на 9,6% (в апреле – на 9,8%) при замедлении темпов падения реальных зарплат до 6,3% с 9,6% в апреле.

В текущих условиях руководству российских организаций и предпринимательскому сообществу в целом можно рекомендовать сосредоточиться на управлении издержками и активном риск-менеджменте, повысив статус соответствующих подразделений в компаниях.

Промышленные инвесторы пока не спешат вкладываться в российский рынок, они явно ждут уменьшения политической неопределенности, стабилизации процентных ставок и подписания если не договора между элитами и обществом, то хотя бы коммюнике.

Для инвесторов в ценные бумаги настает период внимательного наблюдения за рынком – точка минимума уже близка, возможно, мы находимся в ней сейчас или пройдем в течение ближайших месяцев. Поэтому крайне осторожно, на 15-20% портфеля можно начинать входить в позиции.

О дальнейших изменениях динамики созданных нами индикаторов и – хотелось бы надеяться – формировании новой тенденции, мы надеемся оповестить ближе к осени.


Константин Болгов

Руководитель аналитической службы энергостроительной компании ИНТРЭК

← Назад в раздел


Согласны ли Вы с этим мнением?

Да, согласен Нет, не согласен

не согласно 11 согласно 51